Яхт-клуб Пять якорей

+7 978 117 8813
vkontakte facebook twitter

Яхта «Одесса 200»

Яхта «Одесса 200»

Яхта «Одесса 200»
Одесса. В США пять городов, которые имеют такое же название.

Яхта «Одесса 200» это продолжение «Фазиси», но с еще большей самоотверженностью экипажа, еще с большими финансовыми проблемами. Невозможно предположить, когда в голове Анатолия Вербы зародилась идея строительство своей яхты и участия в кругосветной гонки, но на предпоследнем этапе Whitbread 1989-90 на борту «Фазиси» уже все знали, что Анатолий вынашивает идею участия в следующем «Уитбрэде». Думы о новой яхте, о том как все будет не покидали будущего шкипера ни на минуту. Он просыпался с этой идеей, он нес вахту представляя, что он на своей лодке, он засыпал с мыслями о щедрых спонсорах.

1513227_656734177701397_1498815631_nЧкаловск549879_3654834339524_575021656_nСлева парня не помню Олег Лёша Андрей Сергей Игорь Вова Артур СергейОдесса 2530232_3654836659582_829980673_n

Как только для Анатолия Вербы закончился последние его этап он уже жил в Whitbread 1993-94, он начал кипучую практическую деятельность. Несколько дней он не выходил из своей квартиры, он уже четко все представлял, нужно было лишь все сформулировать и написать.
Сначала все было как нельзя лучше. Первым и до конца верным спонсором проекта «Одесса 200» стал, член его команды Сергей Камышов, который занимался крупным бизнесом и начал финансировать проектирование и различные мероприятия Вербы. (Компания-спонсор называлась "ЮЖТРАНССЕРВИС" и руководил ей бывший начальник ЧМП Лукьянченко Станислав Александрович). Одно из мероприятий — это участие проекта «Одесса 200» в первом Бот Шоу в СССР в Москве. Эта крупная яхтенная тусовка состоялась в июле 1991 года на акватории гребного канала Крылатское. Дух перемен в стране достиг своего апогея. После успешного участия «Фазиси» в яхтинге наступил также возвышенные порывы создавать что-то новое. И эта выставка стала не демонстрация нашей промышленности, а презентация новых интересных идей. Здесь можно было увидеть совершенно новые лодки, много реальных проектов. Например, скоростной катер «Мурена», производства компании «Волга-Буран», организации, которая построила советский многоразовый космический корабль. Мне удалось пройтись по каналу на яхте «Лена» производства судоверфи «Совмаркет», на такой точно яхте Евгений Гвоздев в последствии обойдет вокруг света. Много внимания привлек гидросамолет с двигателем от подвесного мотора «Нептун». Была на этой выставке компания «Плаз», которая выпускала первые отечественные моторные яхты типа «Слипейер». До этого у нас вообще не было понятия моторная яхта. Но центральное место на Московском Бот Шоу было за проектом «Одесса 200». На фоне огромной карты мира, где был нанесен маршрут Whitbread 1993-94, стоял макет яхты, а по бокам два больших флага СССР и США. В центре внимания были Анатолий Вербы и его команда, одетая в шикарные яхтенные клубные костюмы. Из этой по парадному одетой команды выделялся один высокий, худощавый с длинными волосами, взятыми сзади в пучок, средних лет человек. Он был одет просто - в джинсках, кроссовках и футболке на выпуск. Это был Игорь Сиденко — дизайнер яхты «Одесса 200». В яхтенных кругах он был известен как «Волк одиночка» или «Гениальный батокс». К Вербе и Сиденко внимание было приковано больше чем к кому либо на выставке. С Анатолием поговорить было невозможно, ни на выставке, ни в отеле, ни по дороге. Всеобщее внимание к герою «Утитбрэда» и шкиперу будущей яхты кругосветки было настолько велико, что не у кого не возникало ни малейшей тени сомнения, что у этого человека возникнут какие то проблемы с успешным участием в гонке. К тому времени яхта «Одесса» уже была зарегестрирована в оргкомитете «Уитбрэда», и не просто зарегистрирована, а была записана под № 1. А это значило, что стартовый взнос в 18 тысяч фунтов уже оплачен. Верба на этот раз был нацелен только на победу. Здесь на Бот Шоу Анатолий познакомился с руководством компании «Волга-Буран», которые взялись за строительство яхты. Здесь же были найдены основные спонсоры, одна из Московских компаний. Сразу после выставки в Чкаловске Нижегородской области началось строительство корпуса. Все складывалось как нельзя лучше. Но эйфория от «перестройки» и «ускорения», провозглашенные Горбачевым, постепенно переросли в революционные настроения. Дебаты из Верховного Совета все чаще начали выплескиваться на улицы. Слово «перестройка» было заменено на слово «демократия». «Друзья»с запада, подливали масло в огонь. В республиках подняли головы сепаратисты -националисты. Используя эти настроения руководители республик всячески поощряли национальное самосознание, чтобы стать в итоге царьками у своих народов. В конце концов рухнул Советский Союз, рухнул и проект «Одесса 200». Мы в одночасье все стали свободными, и нищими. Собственно, положение спасти еще можно было, но какой ценой. Все уперлось в генерального спонсора, компанию, которая была зарегистрирована в Москве. Директор фирмы предложил Вербе, продолжать сотрудничество как ни в чем не бывало, договор остается в силе. Но! По договору будущая яхта тоже принадлежала этой компании, а поскольку она российская, то флаг на корме должен быть российским. И вот тут то Анатолий категорично возразил. Флаг на корме яхты «Одесса 200» будет тот, какой развивается над зданием Одесской мэрии, значит Украинский. Правда, «Одесса 200» в гонке несла американский флаг. Может потому, что основные спонсоры были американцы. Кстати, в США 5 населенных пунктов с названием Одесса и они также помогали одноименной яхте. В Москве посчитали — дело хозяйское и прекратили финансирование. Вербе помог Одесский горисполком, тогда мэром был Леонид Чернега. На выделенные городом деревянные 50 тысяч рублей недостроенный корпус перевезли в Одессу и силами экипажа начали достраивать яхту. Верба мотался по самостийной стране в поисках денег. Ежедневно он обходил десятки организаций, писал сотни писем, еще и еще раз убеждал потенциальных партнеров в выгодности мероприятия. Но везде он видел равнодушные глаза и вежливый отказ - «Наша фирма в рекламе не нуждается». Анатолий не понимал, как это компании «Пепси», «Ротманс», «Бифитер», «Хейнекен», «Сони», …. несмотря на то, что их и так уже знают во всем мире, нуждаются в рекламе, а малоизвестные фирмы в Украине не нуждаются. Это был парадокс, который не укладывался в нормальной голове. Компания «Intrum Justia» после участия в «Уитбрэде» получила чистую прибыль в 44 миллиона долларов, что в 9 раз превысило их вклад в подготовку яхты и ее участие. Многие просто не за рекламу а ради великой идеи помогали экипажу «Одесса 200». Я тоже включился в помощь и перечислил Пять тысяч рублей на проект «Одесса 200». За свои деньги провел встречу в дегустационном зале с потенциальными американскими инвесторами «Одесса 200». Всячески деньгами помогал Геннадий Корольков. Но деньги добытые с таким трудом тут же уходили на текущие расходы. Корпус яхты стоял в неотапливаемом недостроенном цехе остановившегося завода «Полимер» на Заставе. Экипаж, как и когда то на «Фазиси» трудился на голом энтузиазме. Одновременно Верба договаривался с американскими фирмами-поставщиками и спонсорами. Но в США уже потеряли интерес к «перестройке», которая привела к развалу страны. Сочувствующие давали крохи. В результате сроки готовности были сорваны, но главное из-за допотопной технологии практически первобытного ручного труда корпус на 20% стал тяжелее. Но Верба не сдавался, он договорился с руководством ЧМП и получил два новых контейнера со стеллажами. Контейнеры предполагалось использовать под склад и мастерскую. В начале 1993 года два контейнера и корпус яхты были погружены на сухогруз «Партизанская Слава» ЧМП и перевезены в американский порт Тампа. Начался период достройки яхты. Но уже было 8 февраля 1993 года. До старта оставалось 7 месяцев, а перед экипажем стоял еще не совсем готовый корпус. Не буду называть всех кто помогал ребятам, во-первых это огромный список, во-вторых, у меня далеко не полный. Работа шла, но каждый день возникали проблемы и главная из них нехватка денег. Экипаж изматывался до полного истощения сил, но дело продвигалось. 15 августа яхта была спущена на воду, до старта оставалось чуть больше месяца. Но старт на противоположном берегу Атлантики и это волновало Вербу теперь более всего. Пунктуальные англичане могли не допустить лодку по любому малейшему пустяку и тогда все. Годы работы псу под хвост. Поэтому переход нужно было сделать как можно раньше. И только 2 сентября яхта «Одесса 200» вышла на Саутгемптон, до старта оставалось 22 дня. 25 сентября 1993 года, когда из пушки был дан старт Шестой кругосветной гонке Whitbread 1993-94, яхта «Одесса 200» еще находилась в 100 милях от Ла-Манша. В гонку ушли 14 яхт. В Саутгемптон «Одесса 200» пришла 27 сентября через 2 дня после официального старта. Но никто из оргкомитета не спешил выпускать одесскую яхту в гонку. Нужно было устранить недоделки. И только спустя неделю, после всех мытарств, гоночный комитет дал старт для «Одессы 200». И здесь консерватизм англичан можно и нужно понять. До селе ни одна кругосветная гонка не обходилась без человеческих жертв.

Одесса 527305_3654842139719_1827632870_n 528621_3654845059792_543725740_n 529556_3654845499803_1816461470_n 541294_3654854100018_2002373873_n 12279049_1067277019983519_9075841213077723976_n
Итак, «Одесса 200» стартовала, но и тут ребятам не повезло. Северный штормовой ветер, который стремительно увлек участников в экваториальную зону далеко вперед, теперь, когда стартовала одесская яхта, повернул на противоположный. И изнуренная работой, переходом через Атлантику и неопределенностью команда теперь была вынуждена преодолевать встречный ветер и постоянно лавироваться. После прохождения первого этапа борт яхты покинули 4 человека: Владимир Кулиниченко — перешел на яхту «Гетман Сагайдачный», Олег Дорошенко, Михаил Михайлов, Пинг Тони — уехали домой. Это был еще один удар по Вербе. Гонка фактически была уже проиграна. Но шкипер и остальные ребята, большая часть которых были иностранные волонтеры, которые чтобы пройти этап кругосветки могли бы и оплатить приличную сумму. Для них это было развлечение. Все же кто остался из наших ребят, включая самого капитана Анатолия Вербу, настоящие герои. Как тяжело было готовиться к старту, так же тяжело было пройти все шесть этапов Уитбрэда. Главной трудностью была нехватка денег. После каждого этапа экипажи отдыхали в хорошем отеле, их возили на экскурсии, к ним приезжали семьи. Экипаж «Одессы 200» жил на борту гоночной яхты, занимался бесконечным ремонтом сломанных частей и отправлял домой с трудом собранные в лучшем случае по 100 долларов. Синдикаты соперники после каждого этапа меняли паруса, команда «Одесса 200» по дешевке скупала прошедшие этап растянутые паруса с яхт соперников, чинили их и шли дальше. И они прошли все эти испытания они стали героями! Вот их имена:
Анатолий Верба — Одесса
Олег Дорошенко — Латвия
Владимир Кулиниченко — Одесса (после первого этапа перешел на «Гетман Сагайдачный»)
Сергей Ластовецкий — Киев
Маккензи Корин — Ирландия
Пинк Тони — Великобритания
Владимир Овчаренко — Одесса
Воллис Браен — Новая Зеландия
Хемфрис Конрад — Великобритания
Макс Пинс — Австралия
А Лавренов — Одесса
Ник Никольс — США
Долф Дю Монт — США
Рик Отт — США
Том Тавлей — США
Игорь Куторкин — Одесса
Хиккей Оскар — Ирландия
Дин Гербисон — Новая Зеландия
Михаил Михайлов — Россия
Если вы заметили, из 19-ти членов экипажа «Одессы 200» всего 6 украинцев, остальные иностранцы в числе которых 4 американцы. Может поэтому «Одесса 200» выступала под американским флагом. Был ли тогда смысл отказываться от российского флага и стабильного финансирования?
В Одессе их встречали скромно, без всякой помпы. Встретили и забыли.
Затем яхта ушла с молотка за долги.
Заканчивая рассказ о команде «Одесса 200», нельзя не упомянуть Сергея Камышова и Вилиомира Зизака, которые хоть и не прошли ни одного этапа на яхте, но сделали очень многое для ее участия. Через год после финиша яхты Сергей Камышов трагически погиб в автокатастрофе на Кипре. Анатолия Яковлевича Вербы с нами тоже не стало, по завещанию, его прах с борта яхты «Алмаз», на которой он совершил множество побед, был развеян над морем в районе Одессы.
28 августа 2013 года на морвокзале в Одессе была открыта мемориальная доска посвященная памяти Анатолия Вербы.