Яхт-клуб Пять якорей

+7 978 117 8813
vkontakte facebook twitter

Яхта "ИКАР"

Яхта

Яхта «Икар»
Николаев

История любой яхты неразрывно связана с ее капитаном и ее экипажем. История «Икара» это продолжение большой истории другой николаевской яхты — тоже легендарной — яхты «Арктика», на которой был тот же капитан и тот же экипаж. Завершив атлантический поход на яхте «Арктика», яхтенный капитан Борис Степанович Немиров с группой энтузиастов создают проект новой яхты, яхты способной пройти все океаны и обогнуть матушку Землю. Вот об этом первом рейсе советской яхты вокруг света и о самой яхте «Икар» пойдет речь в этой главе.

Здесь возникает вопрос к нашим современникам, молодым яхтсменам, как они относятся к этому первому кругосветному плаванию? Считают ли они этот поход подвигом? Ведь земной шарик уже сколькими яхтенными рейсами опоясан. И в одиночку, и нон-стоп, и в гонках, и просто не спеша, и женщины в одиночку, и детки уже кругосветные рекорды ставят. Так может с высоты времени и углепластикового борта фешенебельной яхты все это кажется уже неинтересным. Нет, не может быть неинтересным. Все постигается в сравнении. И вот именно сейчас, когда я пишу эти строки, вокруг Антарктиды идет российская яхта «Скорпиус». Яхта современная, большая, оснащена всем необходимым оборудованием от электрических лебедок, подруливающих устройств, до посудомоечной машины. Экипаж одет в лучшие на сегодняшний день непромаканцы. И что? Ребята так же выбиваются из графика похода, так же рвутся их паруса, так же опасаются они встречи с китами и айсбергами, так же стонет рангоут, и также раздирает душу вой в вантах. И какие бы цели не стояли, какие бы у путешественников совершенные яхты не были, какая навигация не обеспечивала бы их путь, если человек вышел в океан под парусом, всегда это был и остается риск, всегда это есть подвиг. Даже огромное стальное судно в океане, это пушинка во власти ураганного ветра и вздыбленных волн. А что говорить о небольшой яхте и тех смельчаках, которые отправились в океан. Икаровцы остаются героями на все времена и на все поколения, еще и потому что они наши и они были первыми среди нас! В то время как я это пишу исполняется четверть века со дня выхода «Икара» в кругосветное плавание. Уже много написано о самой яхте, о капитане Немирове, о его экипаже. Но хочется снова и снова вспоминать их историю, их подвиг, еще раз прочувствовать значимость содеянного, чтобы помнили и другие.

DGALA НКИ1

Итак, с чего все началось. 9 ноября 1978 года «Арктика» вернулась из похода к Канарским островам и капитан Немиров начал новый проект — кругосветное плавание. Точнее он пришел к своему товарищу Льву Владимировичу Забурдаеву в студенческое конструкторское бюро «Яхта» своего родного Николаевского Кораблестроительного Института имени Адмирала Макарова (НКИ). КБ «Яхта» располагалось на 5 этаже (каб. 506) в тогда новом здании НКИ по проспекту Героев Сталинграда - 9. В этом же КБ работали и члены экипажа «Арктики» братья Александр и Анатолий Кузнецовы, это КБ когда возглавлял и сам Немиров. В 1987 году Александр, Лев и Анатолий создали дизайн-группу «АЛА». А ранее это студенческое КБ спроектировало самую крупную на Черном море яхту «Антарктика» (не путать с «Арктикой» серийной яхтой «Опал II»), проект был реализован. И вообще яхт, сошедших с кульманов Льва Забурдаева, а затем и с николаевских стапелей счесть уже трудно. Но это отдельная тема.
В настоящем проекте задача стояла в первую очередь разработать надежную крейсерскую яхту для океанских походов. Работа над проектом продолжалась два года. Корпус спроектирован цельносварным из стали, по правилам классификации постройки Ллойда в соответствии с классом 100А1. В отличии от гоночных крейсерских яхт в этот проект были заложены следующие особенности: небольшая парусность, высокий надводный борт, относительно широкий транец, развитый по длине плавниковый фальшкиь и далеко отнесенное в корму перо руля на скеге. Довольно свободная палуба, удобная для работы с парусами, герметические люки, дублирующейся штурвал внутри яхты, небольшого размера самоотливной кокпит, расчитанный только на вахтенных, усиленный рангоут и такелаж. Внутренние помещения были спроектированы следующим образом: в носовой части — парусная кладовая и мастерская, далее по левому борту гидрографическая лаборатория, по правому борту шкаф и спальные места, в центральной части салон с обеденным столом, диванами и спальными местами, далее в корму по правому борту камбуз, по левому каюта капитана со штурманским столом. Еще один штурманский стол был по правому борту за камбузом.
Технические характеристики яхты «Икар» проект студенческого КБ «Яхта» НКИ:
Длина — 16,05 м
Длина по КВЛ — 13,5 м
Ширина — 4,38 м
Осадка — 2,55 м
Высота надводного борта — 1,33 м
Водоизмещение порожнем — 20,3 тн
полное с запасами — 27,6 тн
Масса фальшкиля (свинец) — 8, 0 тн
Площадь парусности — 150 кв.м
Вооружение — кэч
Двигатель 4ЧСП8,5/11 — 25 лс
Строилась яхта на Черноморском судостроительном заводе на средства НКИ, завода и силами энтузиастов яхтсменов. Большая помощь была оказана студенческими отрядами НКИ. Капитан Немиров участвовал в создании яхты на всех этапах. Корпус уже был готов и яхта дооснащалась всевозможным оборудованием, и тут произошел уникальный случай, который мог на всем этом проекте поставить большой жирный крест. Немиров утром приходил на яхту раньше всех. По уже сложившийся традиции он ставил чайник и потом, осматривая сделанное накануне, попивал горячий чаек. В то злополучное утро Борис Степанович, как обычно спустился внутрь яхты, поставил чайник на плиту, отвернул газовый баллон и чиркнул спичкой.... раздался оглушительный взрыв. Взрывная волна была такой силы, что сорвало палубу и изуродовала корпус яхты. Все встало, оглушенный капитан попал в больницу. Конечно это чудо, находясь в эпицентре взрыва, в замкнутом стальном корпусе, капитан остался не только живым, но практически не получил значительных травм. Вот уж по истине в рубашке родился. Корпус яхты начали строить заново, и уже газовую плиту заменили на керосиновую.

В 1984 году яхту спустили на воду. Увидевшие яхту знатоки, были разочарованы. Рядом с изящными «Солингами», «Драконами», «Шестерками» новая яхта выглядела как бронепоезд. Но экипаж не обращал на скептиков никакого внимания, каждый из них понимал, что в океане может быть всякое и пренебрегать надежностью нельзя. Позже уже в океане, когда огромная волна накрывала «Икар» почти полностью, несмотря на высокий борт, насколько проект их яхты создан удачно.
nemirov-com Ну а пока начался следующий этап - практическая подготовка к кругосветке. Вся эта рутина продолжалась три года. Сроки выхода «Икара» по разным причинам все отодвигался. Но вот момент настал и 9 сентября 1987 года от причала Николаевского яхт-клуба яхта «Икар» отошла в кругосветное плавание. Первое кругосветное плавание яхты из Советского Союза. На борту было 9 человек, двое из которых предполагалось высадить в Санте-Крусе на Канарских островах. Для чего это было нужно непонятно, ведь экипаж, который возглавлял капиатн Немиров уже сложился за время первых трех походов на «Арктике». Но так оно было и этого из истории не вычеркнешь. Итак, экипаж: капитан Борис Степанович Немиров, старший помощник Анатолий Кунецов, вахтенные помощники - Александр Кузнецов, Андрей Марков, Станислав Черкес, боцман Владимир Терняк, здесь я бы назвал штурман-наставник — Борис Яковлев, матрос Александр Плякин и доктор Сергей Прусов. Должен пойти в плавание еще и радист, но не сложилось. Да, тогда должность радиста была штатной даже на небольших судах. И о штурмане наставнике два слова. На «Икаре» собралась команда опытных яхтсменов, и большинство из них могли грамотно выполнить прокладку по карте и определиться по солнцу, но у Бориса Яковлева эта профессия от Бога. Я умышленно не пишу о береговых регалях и званиях членов экипажа. Во-первых, на яхте эти регали и звания не имели никакого значения, во-вторых, об этих людях отдельно пойдет речь в следующей главе «Честь и слава».

ikar2 Итак, яхта «Икар» с девятью смельчаками вышла в кругосветное плавание. Вышли, кстати, тихо из без помпы, как чаще всего бывает перед великими свершениями. «Икар» прошел мимо Николаевского яхт-клуба, просалютовав ему флагом. Яхту сопровождала другая яхта, просящаяся под перо истории, это «Юрий Гагарин». Ее капитан Александр Кириченко специально пришел из Одессы, чтобы помочь икаровцам в подготовке, рук как всегда не хватало. Погода была мрачная, изредка шел дождь, ветра почти не было. До Варны шли почти четверо суток. В варненском яхт-клубе экипаж Немирова встретили как хороших друзей. Долго не задержались, впереди большой путь, поэтому вышли 15 сентября. Через сутки уже были в Босфоре, дорога знакомая. Но как всегда опять николаевцы идут во тьме. Только по берегам зарево огней и встречные суда мелькают зелеными огоньками. Мраморное море прошли так же быстро. В Эгейском море ветер также попутный, «Икар» движется от острова к острову, накручивая мили кругосветки. Сходу форсировали Коринфский канал и вышли в Ионическое море. День за днем, милю за милей яхта продвигалась вперед. Здесь уже путешественники шли в лавировку, периодически закисая в штилях. На подходе к Палермо 25 сентября произошел отказ рулевого устройства. Перешли на управление из рубки, быстро опустили паруса. Это была первая поломка. Вышла из строя гидравлика рулевой машины. Через 10 минут все было устранено. Пошли дальше. Ветер был слабый, к тому же встречный. В такую погоду вахтенные расслабляются и иногда не замечают приближения шквала. Так случилось 5 октября. Уже близилась полночь, уже вахта прибыла в кокпит для смены, как вдруг ударило. Яхту накренило так сильно, что вода попала на палубу, в результате грот пополам. Всем урок. Так в шторм при встречном ветре и течении дошли до Гибралтара. Пролив прошли ночью с 9 на 10 октября. Ветер продолжал быть встречным. Обогнули африканский берег и генеральным курсом в полветра понеслись к острову Тенериф. Это был уже пройденный путь на «Арктике». В Санта-Крус прибыли утром 17 октября и сразу зашли в уже знакомый рыбный порт. Ошвартовались у наших рыбаков, прямо к борту СРТ. Позади было 37 суток плавания, запланировано было за 30 дойти до Канар. График уже нарушался, а если учесть, что из Николаева вышли на месяц позже, то становилось совсем не весело. В «ревущие сороковые» входить осенью не фартило, но обратной дороги нет.

022

Здесь, на этой стоянке, предстояла нелегкая процедура. Как я писал раньше из Николаева на борту яхты вышли 9 человек, а по всем расчетам и договоренности с экипажем дальше, после Канарских островов идут семь человек, двое лишних. Но как определить кого оставить, кого лишить возможности пройти в кругосветном плавании от начала до конца, без всяких оговорок. Кто здесь лишний, если каждый заранее решил оставить все береговые дела, все проблемы с таким трудом утряс на год в перед, настроился на долгосрочное путешествие, и чего греха таить, уже предвкушал всеобщую славу покорителя кругосветки. Океан, переход Экватора, «ревущие сороковые», мыс Горн, …. И тут — с вещами на выход. Каждый начал с удвоенным, утроенным рвением стараться быть полезным. С соседних судов дивом дивились — что это экипаж «Икара», как проклятые работают и после морского перехода совсем не отдыхают. На судне воля капитана - закон. И здесь Борис Степнович был беспрекословным начальником, его команды не обсуждались. Но показать на двух несчастных, которым нужно сойти на берег, он не мог. Желающих же по своей воле покинуть яхту не нашлось. И решили исключить двух членов экипажа путем тайного голосования. Написали девять одинаковых списков с девятью фамилиями членов экипажа, включая капитана и раздали всему экипажу. Каждый должен был вычеркнуть две фамилии. Когда прочитали списки, то практически единогласно определили - сойти на берег доктору Сергею Прусову и штурману Борису Яковлеву. Первого укачивало, и он как бы уже заранее смирился со своей участью, а второй хоть и был первоклассным штурманом, но все-таки не был яхтсменом. На том и порешили. Что интересно, что один голос был против Немирова. Ну что тут сказать, начальник не может всем угодить, да и не такой Борис Степанович, для него главное дело, а уж потом сантименты.
В Санта-Крусе отстояли пять суток, отдохнули подготовились к следующему чисто океанскому переходу и 21 октября снова в путь уже всемером. Следующая остановка планировалась в Веллингтоне, Новая Зеландия. Хотя была тайная надежда при благоприятных условиях погоды зайти в Сидней на празднование двухсот-летнего юбилея открытия Австралии и участие в параде парусников по этому случаю.
Первая ходовая ночь и снова встречный ветер и как следствие лавировка. Еще двое суток шли при переменных встречных ветрах, никак не отрываясь от Канарских островов. И только 24 октября начал по настоящему работать северо-восточный пассат. Наконец то «Икар» набрал нормальный ход, за сутки проходили по 150 — 180 миль. Острова Зеленого мыса оставили восточнее. Экватор пересекли 9 ноября на долготе 27 градусов 35 минут W. В этих водах, характерных шквалами, прошли однако спокойно. Да и ливней было только два, К тому же таких кратковременных, что даже не успели пополнить запасы пресной воды. Практически месяц «Икар» двигался одним левым галсом. И только после этого, когда перешли 34-ю параллель, хорошо потянуло с запада. Капитан подумал, вот они «ревущие сороковые» и начал уклонятся на восток, но это было ошибочное мнение, до сороковой параллели еще не дошли. В результате ветер скис и две недели пришлось подниматься-таки к югу еще. В Индийский океан шли по 41-43 параллели стараясь лавировать между чистым востоком и южной оконечностью острова Тасмания. Заканчивался 1987 год, но время здесь как бы остановилось. Отсчет можно было проследить только по вахтенному журналу и личным дневникам, которые вели все. Конечно для каждого из участников похода запоминались и фиксировались в их дневниках разные даты и разные событи. Но некоторые как вехи отмечали все. Например Новый Год. На «Икаре» этот самый домашний праздник встречали на широте 42 градуса 04 минуты и долготе 51 градус 04 минуту. Долготе на которой находится Москва, поэтому приход 1988 год встречали по московскому времени. Океан штормил, воздх холоднее воды, видимость плохая. Яхту кидает на каждой волне, внутри Андрей Марков пытается испеч новогодний торт, на палубе растягивают антенну УКВ, чтобы в нужный час «поймать» Москву. Примерно в 23 ветер немного «подкис», чтобы еще уменьшить скорость убрали паруса. В в 12 часов по Москве опрокинули по рюмочке ликера, по радио выступление Горбачева, Куранты, капитан сделал сюрприз — письма и поздравления от родных. По секрету любимые передали все это Немирову еще в Николаеве. Вот это было сюрприз! Потом с упоением слушали кассеты с голосами родных. А потом снова аврал, все на палубу, поднять паруса, и попутно сбор дождевой воды. И снова вперед. Главной задачей всего экипажа была максимальное движение вперед. Сменялись вахты, чинились паруса, велось счисление, определялось местоположение, делались поправки компаса, варилась каша, …. Все шло своим чередом, как в любом походе. Были погоды и хорошие и плохие, но больше всего донимали туманы. Влага проникала везде, приборы начинали врать. Оставались самыми точными только судовые часы. Капитан ежедневно определяет поправки компаса.

IKAR Хоборт, Тасмания

Приближаясь к Острову Тасмания стало уже очевидно, что спешить уже некуда и логичней всего зайти в Хобарт. Так и сделали, к вечеру 5 февраля подошли к острову Бруни. Порт Хобарт к северу от него. В штормовую погоду яхта обходит остров проливом и к 17 часам следующего дня заходит на рейд порта Хобарт. Наконец то ужин без качки. На следующий день ошвартовались уже у причала. Первое, это заправка водой, ее начали сразу, пока власти оформляли документы о заходе в Австралию. Поражало большое количество яхт, казалось каждый житель Хобарта имеет свою посудину. А может в Австралии это и так. В этот же день на яхту пришел журналист из местной газеты «Mercury», а на следующий день в этой газете на первой полосе появилась большая фотография «Икара» и статья с броским заголовком «Жестокое море взяло дань с семи уставших русских». Да, посмотрев на фото действительно осознаешь, насколько тяжело пришлось в океане и яхте, и людям. После статьи на яхту обрушилось целое паломничество гостей. Каждый хотел хоть чем то помочь русским. Поставили новый более мощный радар, начали чинить паруса. Потом договорились со слипом и подняли яхту для чистки подводной части. На днище и бортах были просто диковенные заросли. Стало понятно почему последнее время так медленно шли. Чистили корпус и потом красили 10 дней, всего же простояли в Хобарте две недели. 20 февраля «Икар» двинулся дальше — вперед на восток в Тихий океан, к проливу Дрейка. Южное лето кончалось, нужно было спешить.
Пошли в пролив между островами Снэрс и Окленд. Теперь, когда корпус был чистым, яхта просто летела. Пришлось даже уменьшить парусность. Надвигался шторм, засвистело в вантах. Ночь обещала быть суровой. Пошел дождь, затем добавился град. Было отрадно только то что ветер попутный. Так экипаж начал втягиваться в будничную жизнь океана. Проходя Новую Зеландию начали еще больше забирать на юг и спустились до 50-й параллели. Несли только штормовые паруса, гроты меняли для ремонта, иногда оставался только небольшой стаксель. При этом скорость не падала ниже пяти узлов и за сутки покрывали по 200 с лишним миль. Самой южной точки достигли за 800 миль до мыса Горн — эта был 56-й градус южной широты.
29 февраля прошли Антиподовы острова и пересекли 180-й меридиан, это линия смены дат. Набежали лишние сутки, но ребята в шутку присвоили им 30-е февраля, правда понедельник пришлось прожить дважды. Кто-то пошутил, как бухгалтерия будет считать этот день, начистит ли командировочные на этот лишний день. Кстати, ребятам помимо их зарплаты начисляются командировочные по 8 рублей за сутки. Но бухгалтерия это не астрономия там календари без всяких пересчетов. Тем временем «Икар» с хорошей скорость идет в проливу Дрейка. Даже ночью вахта держит скорость до 10 узлов.
С наступлением южной осени стало прохладней, воздух до нуля градусов. Проблескивал и снежок. Вахты стали стоять по часу, ребята спускались в низ мокрые. Волна словно молотом лупит по бортам. 20 марта стало необычно спокойно, ветер упал до 3-х баллов, волна поулеглась. Впервые за много суток запустили двигатель, ребята шутят - «Бабье лето в Южном океане». 26 марта до мыса Горн 40 миль. Дует по прежнему с запада, волна грохочет, то и дело наровит накрыть кокпит. С рассветом показалась гряда темнофиолетовых гор. Это Огненная Земля. Через несколько часов прямо по курсу открывается мрачный равнобедренный треугольник — знаменитый мыс Горн. «Икар» подошел к мысу совсем близко, опустили стаксель, чтобы замедлить ход. Построение на палубе, шапки долой! Приспустили флаг, салют ракетами, в море летит медная советская монетка. Чтобы яхты с советским флагом проходили здесь еще и еще. И не зря герои икаровцы, проложили этот путь. Через два года под флагом СССР прошла яхта «Фазиси», но это будет последняя советская яхта прошедшая этим путем. Этой страны потом не станет. Но ребята этого еще не знают, их гордости в те минуты не было придела. Именно им во всей советской стране посчастливилось первыми пройти мимо мыса Горн. Мыса Горн — вершины яхтинга!
Обогнув мыс Горн «Икар» вышел на финишную прямую. В районе острова Святой Елены должна замкнуться кругосветная петля. Теперь новое состояние обуревало путешественниками — это стремление к скорейшему возвращению. Но впереди еще целая Атлантика. Западными ветрами прошли дальше на восток, чтобы с попутным юго-восточным пассатом подняться к Экватору. 15 апреля в точке с координатами 30° южной широты и 15° западной долготы яхта «Икар» пересекла свой первоначальный путь, то есть замкнулось кольцо вокруг Земного шара. В этой точки «Икар» были 29 ноября 1987 года, следовательно, «чистая» кругосветка длилась 137 суток. Далее 25 апреля сделали незапланированный заход на одни сутки на остров Святой Елены. Нужно было пополнить цистерны пресной водой, так как в экваториальной зоне могли заштилеть надолго. Отсюда капитан Борис Немиров рапортовал в Москву о прохождении кругосветного маршрута. Нашли время посетить резиденцию Наполеона. Дом-музей. Хранитель музея по совместительству консул Франции. Дом большой, похож на помещичью усадьбу — каминный зал, бильярдная, столовая, спальня, кабинет. Очень много картин. В основном написанные при жизни Наполеона. Они рассказывают о всех походах императора. Не нашли только о походе в Россию. Лишь на одной картине изображены обломки корабля — надежды Наполеона. На каждом обломке написано названием города. Нашли там ребята и надпись «Москва». Сделали маленькую передышку и снова вперед. Переход через Атлантику был гораздо легче, чем через Южный океан. Особенно спокойней было в навигационном отношении, определялись с меньшими погрешностями. На все точки выходили верно. Паруса ремонтировали значительно реже, чем в Индийском океане. Двигатель и генератор работали исправно, правда их старались по возможности беречь. Генератор вышел из строя за сутки до прихода на остров Тенерифе. В Санта-Крусе его починили. Пришли в этот уже знакомый экипажу город 29 мая. Далее время и мили полетели как цветные стеклышки в калейдоскопе: 17 июня — испанский порт Сеута, 7 июля — Мальта, а 12 июля в шесть часов вечера пришвартовались в Афинах. Неделю спустя вошли в пролив Дарданеллы, где встречное течение достигает 4 узлов, и ночь провели на якоре. 20 июля миновали Дарданеллы, около полуночи следующего дня бросили якорь у входа в Босфор, а с рассветом прошли пролив. 23 июля были уже в Варне. А 30 июля 1988 года впереди Очаков.

ikar1


В Очакове уже ждали героев, встречающие напряженно всматривались в горизонт. Но вот показался парус, сомнений не было это был «Икар». Навстречу вышло несколько яхт и катеров. Так яхту сопровождали до самого Николаева. В родном городе на судах стоявших у причалов в воздух взмыли ракеты, послышались гудки приветствия. Все вокруг ликовало! Икар бросил якорь метрах в ста от берега. На борт поднялись пограничники и таможенники. Таков был тогда порядок. Потом встречи с родными.
На следующий день, 31 июля, яхту «Икар» с почестями встречали в Николаеве. В яхт-клубе города корабелов собрались тысячи любителей парусного спорта. Выступили капитан яхты Борис Степанович Немиров, ректор Николаевского кораблестроительного института профессор М. Н. Александров и другие. Трем членам экипажа — капитану, старшему помощнику Анатолию Кузнецову и матросу Владимиру Терняку — были присвоены звания заслуженных мастеров спорта СССР.
Так закончился великий поход яхты «Икар». Пройдено 31000 миль, без аварий и ЧП. Какие выводы можно сделать в итоге. Яхта показала себя прекрасно. Корпус хорошо держит удары волн, броски на волне, резкие неожиданные крены. Стоячий такелаж выдержал все. Бегучий такелаж меняли несколько раз, но это неизбежно за такой переход и в экстремальных условиях. Но главное выдержали люди. Все здоровы. Болезней не было. Ушибы, порезы, царапины — это мелочи. Главное характеры стали еще крепче.

2009_04_03
Исполнилось уже более 25 лет со дня старта первого кругосветного плавания николаевской яхты. Где теперь «Икар», что с ней? На фото вы видите её в настоящее время, стоит яхта без дела и ждет своей участи. Яхты, которые заходят в Николаев подходят ближе, экипажи склоняют головы. Николаевцы, когда уходят в дальние походы, начинают свой рейс от «Икара». Простые люди чтут память первопроходцев. Власти и общественность все собирается установить историческую яхту на пьедестал, сделать памятник героическому походу вокруг света. Но сколько уж лет прошло, а воз и по ныне там. Оказывается спроектировать, построить яхту, обойти вокруг света оказалось тем ребятам, советским руководителям и чиновникам было под силу, а сделать надлежащий вид яхте-легенде современникам слабо.